Джордж Гордон Байрон

Джордж Гордон Байрон Сарданапал
   Катастрофа

   Перевод Г. Шенгели

Известному ГЕТЕ
   Иноземец дерзает поднести

   уважительный дар литературного

   вассала сеньеру, первому из

   современных писателей, создавшему

   литературу собственной страны и

   прославившему литературу Европы.
Вступление
   Издавая Джордж Гордон Байрон нижеследующие катастрофы {"Сарданапал" и "Двое Фоскари" (Ред.).}, я должен только повторить, что они были написаны без отдаленнейшей мысли о сцене. О попытке, изготовленной один раз театральными антрепренерами, публичное мировоззрение уже высказалось. Что касается моего Джордж Гордон Байрон личного представления, то, по-видимому, ему не присваивают никакого значения, и я о нем умалчиваю.

   Об исторических фактах, положенных в базу обеих пьес, поведано в примечаниях.

   Создатель в одном случае Джордж Гордон Байрон попробовал сохранить, а в другом приблизиться к правилу "единств", считая, что, совсем отдаляясь от их, можно сделать нечто поэтичное, но это не будет драмой. Он знает, что этот взор не популярен в Джордж Гордон Байрон британской литературе; но не он придумал "единства", он только держится представления, которое еще не в особенности издавна признавалось законом в мире и до сего времени считается таким в более цивилизованных странах. Но Джордж Гордон Байрон "nous avons change tout cela" {Мы все это отменили (франц.).} и пожинаем сейчас плоды отрицания. Создатель далек от мысли, что, следуя собственному личному убеждению либо любым образчикам, он может сравниться со своими предшественниками, писавшими Джордж Гордон Байрон правильные либо даже некорректные драмы; он только разъясняет, почему он предпочел более правильное построение, вроде бы оно ни было слабо, полному отречению от всяких правил. В бедах сооружения повинет конструктор, а не принципы Джордж Гордон Байрон его искусства.

   В истинной катастрофы моим намерением было следовать рассказу Диодора Сицилийского. Совместно с тем, но ж, я желал, как мог, приспособить этот рассказ к закону единств. Вот почему у Джордж Гордон Байрон меня бунт в один момент появляется и завершается в один денек, меж тем как в истории все это явилось результатом долгой войны.
^ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
   Сарданапал, правитель Ниневии, Ассирии и пр.

   Арбас, мидянин Джордж Гордон Байрон, домогающийся престола.

   Белез, халдеянин, прорицатель.

   Салемен, шурин царя.

   Алтада, дворцовый бюрократ.

   Панья.

   Зам.

   Сферо.

   Балеа.

   Зарина, королева.

   Мирра, ионийская рабыня, любовь Сарданапала.

   Дамы из гарема Сарданапала, охрана, слуги,

   халдейские жрецы, мидяне и Джордж Гордон Байрон т. д.

   Действие в королевском дворце в Ниневии.
^ АКТ 1-ый
   Зал во дворце.

   Салемен

   Он обидел королеву, - он ей супруг;

   Он обидел сестру мою, - он брат мой;

   Он обидел люд, - ему он Джордж Гордон Байрон правитель,

   И должен быть я подданным и другом:

   Нельзя ему погибнуть так. Мне ль созидать,

   Что род Немврода и Семирамиды

   Иссяк, - что власть 13-ти веков

   Завершится, как песня пастуха?

   Ему пробудиться б Джордж Гордон Байрон! Ведь не всю отвагу

   Беззаботную в изнеженной душе

   Искусал разврат; еще в ней укрыта сила:

   Хоть смята жизнью - не убита; пала,

   Но не погибла в пучинах сладострастья.

   Родясь в шатре, он трона Джордж Гордон Байрон б мог достигнуть;

   Но, будучи рожден монархом, что он

   В наследие сыновьям оставит? - Имя,

   Которое отторгнут сыновья!

   Но все таки есть финал. Он искупил бы

   И лень и стыд, на правый путь возвратившись Джордж Гордон Байрон:

   Ведь так просто с него он своротил,

   А неуж-то управлять народом

   Сложнее, чем бесплодно растрачивать жизнь?

   Сложнее войском править, чем гаремом?

   Он вянет в низких радостях; он гасит

   Собственный дух и Джордж Гордон Байрон разрушает плоть делами,

   Что ни здоровья не дают, ни славы -

   Как их дают охота и война.

   Ему пробудиться должно. Но разбудит

   Его - как досадно бы это не звучало! - только гром.

   Из внутренних покоев Джордж Гордон Байрон доносится теплая музыка.

   Чу! Лютни, лиры,

   Кимвалы... Похотливое бряцанье

   Игривых струн и сладкий глас дам

   И тварей тех, кто этих дам ужаснее,

   Должны его разгулу эхом быть,

   Потом, что правитель Джордж Гордон Байрон, наисильнейший из монархов,

   В венце из роз, валяется, небережно

   Отбросив диадему, чтобы ее

   Взял 1-ый, кто схватить ее посмеет.

   Вот, показались... Душноватым запахом

   Уже несет от раздушенной свиты;

   Вот жемчуга разряженных наложниц -

   Хор Джордж Гордон Байрон и совет его - уже сверкают

   Повдоль галерей; и меж распутниц - он!

   Он! Дама лицом и платьицем - внук

   Семирамиды! Он! Не правитель - королева!

   Все поближе он... Остаться? Да! И повстречать,

   И повторить, что молвят Джордж Гордон Байрон о нем

   Все добросовестные... Идут рабы; ведет

   Их сударь, сам подданным их ставший!

   Заходит Сарданапал, женственно одетый; голова его увенчана

   цветами, одежка небережно развевается; его аккомпанирует окружение из

   дам и Джордж Гордон Байрон молодых рабов.

   Сарданапал

   (обращаясь к неким из свиты)

   Гирляндами беседку над Евфратом

   Украсить, осветить и все доставить

   Для пиршества парадного. Мы в полночь

   Там будем ужинать. Сделать все.

   И пусть галеру приготовят. Веет Джордж Гордон Байрон

   Холодный ветер, зыбля гладь речную.

   Мы отплывем. А вам, красивым нимфам,

   С кем я делю досуг мой сладкий, должно

   Увидеться со мной в тот час блаженный,

   Когда сберемся мы, как звезды Джордж Гордон Байрон в небе,

   Чтобы вам светлей, чем звезды, заблистать.

   До тех же пор свободны вы. А ты,

   Ионянка любовь, Мирра,

   Уйдешь либо останешься?

   Мирра

   Властитель!

   Сарданапал

   "Властитель"! Жизнь моя! Что за прохладный

   Ответ! Проклятие Джордж Гордон Байрон царей - такие

   Ответы! Госпожа для себя и мне,

   С гостями ль ты уйдешь, либо меня

   Вновь опьянишь?

   Мирра

   Как повелит мой правитель.

   Сарданапал

   Не гласи так! Нет мне счастья выше,

   Чем исполнять твою Джордж Гордон Байрон всякую прихоть.

   Не смею я шептать мои желанья,

   Опасаясь твоей покорности: ты очень

   Спешишь мечтою жертвовать другим.

   Мирра

   Я остаюсь. Я счастлива, только видя,

   Что счастлив ты. Но только...

   Сарданапал

   Что Джордж Гордон Байрон все-таки "только"?

   Преградою меж нами может быть

   Твое только, драгоценное мне, желанье.

   Мирра

   Мне кажется, настал обыденный час

   Совета. Мне бы лучше удалиться.

   Салемен

   (выступая вперед)

   Ионянка права: ей тут Джордж Гордон Байрон не место.

   Сарданапал

   Кто гласит? Ты, брат мой?

   Салемен

   Брат королевы,

   Для тебя же, правитель мой, преданный слуга.

   Сарданапал

   (обращаясь к свите)

   Как я произнес, вы все сейчас свободны

   До полночи Джордж Гордон Байрон, когда прошу явиться.

   Окружение удаляется.

   (К повернувшейся уходить Мирре.)

   Как? Разве ты уходишь, Мирра?

   Мирра

   Правитель,

   Ты не произнес: "Останься".

   Сарданапал

   Я прочитал

   Желанье это в ионийском взоре,

   Который так я знаю!

   Мирра

   Правитель, ваш Джордж Гордон Байрон брат...

   Салемен

   Брат по супруге, наложница! Меня ты

   Зовешь, не покраснев?

   Сарданапал

   Не покраснев?

   Ни глаз, ни сердца у тебя! Она

   Зарделась, как закат в горах Кавказа,

   Цвета розы льющий на Джордж Гордон Байрон снега, -

   И ты ее коришь, слепец прохладный,

   Того не видя!.. Как, ты плачешь, Мирра?

   Салемен

   Пусть рыдает: есть о чем поплакать ей,

   Из-за кого другие горше рыдают.

   Сарданапал

   Будь проклят Джордж Гордон Байрон, кто ее довел до слез!

   Салемен

   Не проклинай себя: и так мильоны

   Тебя клянут.

   Сарданапал

   Забылся ты! Смотри,

   Я вспомню, что я правитель!

   Салемен

   О, если бы!

   Мирра

   Правитель мой,

   И Джордж Гордон Байрон вы, мой князь, позвольте мне уйти.

   Сарданапал

   Ну что ж - иди, коль ласковый дух твой ранен

   Настолько грубо. Только помни: мы должны

   Вновь свидеться. Мне легче трон потерять,

   Чем удовлетворенность - быть с Джордж Гордон Байрон тобой.

   Мирра уходит.

   Салемен

   Смотри, чтобы разом

   Не утерять и трон, и удовлетворенность!

   Сарданапал

   Брат!

   Я - видишь? - сдержан, слыша речь такую,

   Но все ж не выводи меня за грани

   Натуры мягенькой.

   Салемен

   Конкретно за Джордж Гордон Байрон грани

   Натуры очень мягенькой, очень дряхлой

   Желаю повлечь тебя и разбудить,

   Хотя б для себя в ущерб!

   Сарданапал

   Клянусь Ваалом,

   Меня деспотом желает сделать он!

   Салемен

   А ты - деспот! Не Джордж Гордон Байрон только лишь там тиранство,

   Где кровь и цепи. Деспотизм порока,

   Бессилье и безнравственность излишеств,

   Бездельничание, безразличье, сладострастье

   И лень - рождают тыщи деспотов,

   Что за тебя свирепствуют, стократ

   Превосходя злодейства 1-го

   Ожесточенного и императивного Джордж Гордон Байрон монарха.

   А неверный сияние твоих причуд порочных -

   Не меньше яд, чем деспотия слуг,

   И подрывает пышноватый твой престол

   И все его опоры. Неприятель ворвется ль,

   Иль разразится внутренний бунт -

   И то Джордж Гордон Байрон, и то гибельно. Люд твой

   Неприятеля не сумеет отразить, а к мятежу

   Скорей примкнет, чем усмирит его.

   Сарданапал

   Кто отдал для тебя стать голосом народа?

   Салемен

   Забвение обид сестры-царицы;

   Любовь к племянникам Джордж Гордон Байрон-малюткам; верность

   Царю (она пригодится скоро

   Ему на самом деле); память о Немвроде;

   И что еще, чего не знаешь ты.

   Сарданапал

   А что?

   Салемен

   Для тебя неизвестное слово.

   Сарданапал

   Скажи; люблю обучаться.

   Салемен Джордж Гордон Байрон

   Добродетель.

   Сарданапал

   Неизвестное?! Да оно завязло

   В ушах - противней воя черни, ужаснее

   Трубы визгливой! Только его говорит

   Сестра твоя!

   Салемен

   Ну, прочь от скучноватой темы;

   Послушай о пороке.

   Сарданапал

   От кого Джордж Гордон Байрон?

   Салемен

   От ветра хоть бы: в нем народный глас.

   Сарданапал

   Ты знаешь: добр я и терпим; скажи мне:

   Чем движим ты?

   Салемен

   Неудачой для тебя грозящей.

   Сарданапал

   Какой?

   Салемен

   Твои народы (их много

   В Джордж Гордон Байрон твоем наследье) все тебя хулят.

   Сарданапал

   _Меня?_ Чего ж желают рабы?

   Салемен

   Царя.

   Сарданапал

   А я?

   Салемен

   Для их - ничто; по мне, ты мог бы

   Стать чем-нибудь.

   Сарданапал

   Крикливые Джордж Гордон Байрон пьянчуги!

   Чего им необходимо? Мир... довольство...

   Салемен

   Мира

   Настолько не мало, что - позор; довольства ж - меньше,

   Чем считает правитель.

   Сарданапал

   А кто виной?

   Лжецы-сатрапы, правящие плохо.

   Салемен

   И правитель частично, кто вовек Джордж Гордон Байрон не взглянет

   Поверх дворцовых стенок, а если выйдет,

   То только потом, чтобы летний зной избыть

   В одном из горных замков... О Ваал,

   Величавую империю ты сделал

   И богом стал иль славою как Джордж Гордон Байрон бог

   Сверкал века! А правитель, твоим потомком

   Слывущий, никогда не посмотрел

   Как правитель на королевство, нам тобой, героем,

   Добытое, - твоим трудом, и кровью,

   И смертью! А зачем? Платить

   Налоги для Джордж Гордон Байрон пиров, для лихоимства

   Любимцев!..

   Сарданапал

   Знаю! Нужно, чтобы я стал

   Воителем? Созвездьями клянусь,

   Оракулом халдеев, заслужили

   Рабы неугомонные, чтобы я

   Их проклял и повел навстречу славе!

   Салемен

   А почему же нет! Семирамида,

   Хоть дама Джордж Гордон Байрон, водила ж ассирийцев

   На светлый Ганг?

   Сарданапал

   О да. Но как возвратилась?

   Салемен

   Как супруг и как герой. Отбитой, но -

   Непобежденной. С 20 бойцами

   Отход свершила в Бактрию.

   Сарданапал

   А сколько Джордж Гордон Байрон

   Осталось едой коршунам индийским?

   Салемен

   Молчит историк.

   Сарданапал

   Ну, так я скажу!

   Ей лучше б выткать 20 платьев, сидя

   В собственном дворце, чем с 20 бойцами

   Бежать, покинув мириады верных

   Стервятникам, волкам и людям. (Люди Джордж Гордон Байрон ж

   Свирепей иных.) И вот это - слава?

   Мне лучше быть безвестным навечно!

   Салемен

   Воителям не многим таковой удел.

   Семирамида, 100 царей праматерь,

   Из Индии бежала, но зато

   Мидян включила, персов и бактрийцев

   В Джордж Гордон Байрон державу ту, которой управляла,

   Которой править _мог бы_ ты.

   Сарданапал

   Я - _правлю_,

   Она только покоряла.

   Салемен

   Скоро будет

   Нужнее клинок ее, чем скипетр твой.

   Сарданапал

   Был некоторый Вакх; о нем я от Джордж Гордон Байрон моих

   Гречанок слышал; был он божеством,

   Но греческим, - чужим для наших капищ, -

   И захватил он Инд золотоносный,

   О коем ты болтаешь, где была

   Побеждена Семирамида.

   Салемен

   Слышал:

   И этот человек, ты видишь, богом Джордж Гордон Байрон

   Прослыл за подвиг.

   Сарданапал

   Я не человека

   На данный момент почту, а бога. Виночерпий!

   Салемен

   Что правитель замыслил?

   Сарданапал

   Должен быть почтен

   Наш новый бог и старый покоритель.

   Вина!

   Заходит виночерпий.

   Сарданапал Джордж Гордон Байрон

   Подать мне кубок золотой,

   В алмазах весь, что чашею Немврода

   Слывет. Беги, наполни, принеси.

   Виночерпий уходит,

   Салемен

   Прямо за бессонной оргией не время

   Вновь пить.

   Ворачивается виночерпий, неся вино.

   Сарданапал Джордж Гордон Байрон

   (беря кубок)

   Мой великодушный родич! Если

   Не врут нам греки - варвары с дальних

   Окраин королевства нашего, - то Вакх

   Захватил всю Индию, не так ли?

   Салемен

   Да, и за это назван богом.

   Сарданапал

   Нет,

   Не так Джордж Гордон Байрон. Следы его завоеваний

   Два-три столпа (я их достать бы мог,

   Не пожалей издержек на перевозку),

   Все, что осталось от потоков крови,

   Им пролитой, держав, им сокрушенных,

   Сердец, разбитых им! А Джордж Гордон Байрон в этом кубке

   Его бессмертье - в той лозе бессмертной,

   Чью душу первым выдавил он и отдал

   На удовлетворенность людям, вроде бы в искупленье

   Свершенных им блистательных злодейств.

   Без этого он был бы просто Джордж Гордон Байрон смертный,

   В ординарном гробу, и, как Семирамида, -

   Чудовищем в человеческой личине, с блеском

   Обманной славы. Он вину должен

   Божественностью; дай ему в тебя

   Влить человечность! Братец мой ворчливый,

   Хлебнем за греческого Джордж Гордон Байрон бога!

   Салемен

   Дай мне

   Все королевство - я не надругаюсь так

   Над верой протцов!

   Сарданапал

   Тебе - герой он,

   За то, что пролил море крови, но

   Не бог - создавший чары из плода,

   Что Джордж Гордон Байрон гонят скорбь и старость молодят,

   И вдохновляют молодость, и забвенье

   Дают усталым и отвагу застенчивым,

   Сменяя новым кислый этот мир.

   Ну, за тебя я пью и за _него_,

   За подлинного человека: он Джордж Гордон Байрон

   Все сделал, доброе и злое, чтоб

   Дивить людей.

   (Пьет.)

   Салемен

   Не рано ль начинаешь

   Твой пир?

   Сарданапал

   А что ж? Пир всех побед приятней:

   Пьют, а не рыдают. Вобщем, цель моя

   Была Джордж Гордон Байрон другой: коль за мое здоровье

   Не хочешь испить - продолжай.

   (К виночерпию.)

   Иди,

   Мой мальчишка.

   Виночерпий уходит.

   Салемен

   Дай с тебя стряхнуть мне спячку,

   Пока бунт тебя не пробудил.

   Сарданапал

   Бунт? Какой? И чей? Причина Джордж Гордон Байрон? Повод?

   Я правитель легитимный; род мой искони

   Был королевским. В чем я пред моим народом

   Иль пред тобой виновен, что меня ты

   Бранишь, а он бунтует?

   Салемен

   В чем виновен

   Ты Джордж Гордон Байрон предо мной - я умолчу.

   Сарданапал

   Королеву,

   Ты думаешь, я обидел?

   Салемен

   Что ж _думать?_

   Да, обидел!

   Сарданапал

   Терпенье, князь! Послушай:

   У ней - вся власть, весь сияние, присущий сану,

   Почет, опека над наследственным царевичем Джордж Гордон Байрон,

   Все блага, что королеве надлежат.

   Я стал ей супругом ради нужд престола,

   Обожал - как любит большая часть мужей.

   Но если вы считали, что я буду

   С ней связан, как мужчина халдейский с Джордж Гордон Байрон бабой, -

   То вы людей, монархов и меня

   Не знали.

   Салемен

   Стоит нам спорить? Род наш

   До жалоб не снисходит, а сестра

   Ничьей любви не станет добиваться,

   Хотя бы королевской. И не Джордж Гордон Байрон воспримет страсти,

   С распутными рабынями делимой.

   Она молчит.

   Сарданапал

   Что ж разговорчив брат?

   Салемен

   Я - эхо всей империи твоей,

   Чей трон непрочен под царем ленивым.

   Сарданапал

   Рабы непризнательные! Роптать,

   Что я Джордж Гордон Байрон не лил их кровь, что не водил их

   В пески пустыни подыхать, их костями

   Не убелял прибрежий топких Ганга,

   Не истреблял клинком законов одичавших,

   Не гнул их на постройке пирамид

   Иль вавилонских Джордж Гордон Байрон стенок!

   Салемен

   Но это все

   Достойней сударя и народа,

   Чем петь, танцевать, блудить и пить, и растрачивать

   Казну, и добродетель попирать.

   Сарданапал

   И у меня награды есть: я за денек

   Два городка выстроил Джордж Гордон Байрон - Анхиал

   И Тарс. А колдунья, бабушка моя,

   Семирамида, скупая до крови, -

   Она тотчас разрушила бы их!

   Салемен

   Твои награды чту я: ради шуточки

   Два городка воздвиг ты, осрамив

   Их и себя Джордж Гордон Байрон зазорными стихами.

   Сарданапал

   Себя! Да оба городка не стоят

   Стихов таких, клянусь Ваалом! Можешь

   Бранить меня, мой характер, мое правленье,

   Но не стихи с их правдою святой!

   Вот эта надпись, где в Джордж Гордон Байрон словах маленьких

   Оценена вся жизнь: "Сарданапал,

   Отпрыск Анасиндаракса, правитель, выстроил

   За денек единый Анхиал и Тарс.

   Ешь, пей, обожай. Все прочее не стоит

   Щелчка".

   Салемен

   Достойная мораль и мудрость,

   Народу возвещенная Джордж Гордон Байрон царем!

   Сарданапал

   Ну да! Прочитать желал бы ты другое:

   "Бойся царя; плати в его казну;

   Служи в его фалангах; жертвуй кровью;

   Пади во останки, встань и ступай: трудись".

   Либо такое: "Правитель Сарданапал

   Тут умертвил собственных Джордж Гордон Байрон противников 100 тыщ;

   Вот их гроба - его трофей". Но это

   Воителям оставлю я. С меня

   Достаточно, если подданным моим

   Гнет жизни облегчу и дам в могилу

   Сойти без криков. Вольности мои

   Народу не Джордж Гордон Байрон запрещенны. Все мы люди.

   Салемен

   Твоих отцов - богами чтили...

   Сарданапал

   В прахе

   Могильном, где ни смертных, ни богов!

   Оставь говорить об этом! Червяки - боги;

   По последней мере питаются богами

   И подыхают Джордж Гордон Байрон, все сожрав, А боги праотцы -

   Обыкновенные люди. Вот я - их потомок;

   Во мне - одно земное и ни капли

   Божественного; разве только склонность,

   Для тебя настолько противная: обожать,

   Быть милосердным и безумства ближних

   Прощать Джордж Гордон Байрон, также (человечья слабость) -

   Свои.

   Салемен

   Как досадно бы это не звучало! Подписан приговор

   Величавой, несравнимой Ниневии!

   О горе, горе!

   Сарданапал

   Что тебя страшит?

   Салемен

   Тебя неприятели подстерегают. Буря

   Вот-вот Джордж Гордон Байрон стукнет и сметет тебя,

   Твой трон и нас! И для потомков Бэла

   Все сегодняшнее станет _прошлым_ завтра.

   Сарданапал

   Чего ж страшиться нам?

   Салемен

   Измены дерзкой,

   Для тебя силки расставившей. Но можно Джордж Гордон Байрон

   Еще спастись. Уполномочь меня

   Печатью королевской на борьбу с крамолой,

   И головы твоих противников сложу я

   К твоим ногам.

   Сарданапал

   Так... Много?

   Салемен

   Что считать,

   Когда твоей угрожают? Дай власть мне; дай

   Твою печать Джордж Гордон Байрон и вверь мне остальное.

   Сарданапал

   Нет, жизнь людей не принесу я в жертву.

   Жизнь отнимая, мы не знаем - что мы

   Даем и что берем.

   Салемен

   И ты не хочешь

   Взять жизнь неприятеля Джордж Гордон Байрон, грозящего твоей?

   Сарданапал

   Вопрос нелегкий. Все таки отвечу: нет!

   Нельзя без казней разве? Но кого ты

   Подозреваешь? Заключи под стражу.

   Салемен

   Не спрашивай, прошу тебя; не то

   Ответ мой побежит Джордж Гордон Байрон в массе болтливой

   Твоих любовниц, облетит дворец,

   Проникнет в город, тогда и - пропало.

   Доверься мне.

   Сарданапал

   Доверюсь, как обычно.

   Возьми печать.

   (Дает ему перстень.)

   Салемен

   Еще прошу...

   Сарданапал

   О чем?

   Салемен

   Пир отменить, назначенный Джордж Гордон Байрон на полночь

   В беседке над Евфратом.

   Сарданапал

   Отменить?!

   Нет! Хоть бы все мятежники сошлись!

   Пускай приходят с гадостью любою -

   Не отступлю! Из-за стола не встану

   Ни мигом ранее, кубка не отвергну,

   Ни Джордж Гордон Байрон розой меньше не возьму, ни часом

   Не сокращу веселья! Не боюсь!

   Салемен

   Но ты б вооружился, если нужно?

   Сарданапал

   Пожалуй. У меня красивый панцирь

   И клинок, закалки той же; лук и дротик Джордж Гордон Байрон,

   Что и Немвроду подошли б, - малость

   Тяжеловаты, но комфортны. Кстати:

   Как я издавна не воспользовался ими,

   Хоть на охоте! Ты их лицезрел, брат?

   Салемен

   Да время ли для вздора Джордж Гордон Байрон и фантазий!

   Возьмешь оружье в подабающий час?

   Сарданапал

   Возьму ли?

   О, если чернь нельзя ничем полегче

   Смирить - за клинок возьмусь, пока она

   Не взмолится, чтобы он стал прялкой!

   Салемен

   Люди

   Говорят, что прялкой Джордж Гордон Байрон стал твой скипетр.

   Сарданапал

   Ересь!

   Но пусть. У старых греков, о которых

   Рабыни мне поют, болтали то же

   О первом их герое, о Геракле,

   Омфалу полюбившем. Видишь: чернь

   Всегда и везде рада наговаривать Джордж Гордон Байрон,

   Чтоб царей унизить.

   Салемен

   Не болтали

   Такового о твоих отцах.

   Сарданапал

   Не смели.

   Труд и война уделом были их.

   И цепь они на латы только сменяли.

   Сейчас у их - мир Джордж Гордон Байрон, и досуг, и воля

   Пить и кричать. Пускай! Мне все равно.

   Одной ухмылки девицы прелестной

   Я не отдам за все экстазы черни,

   Венчающей жалких! Что мне в реве

   Презренных стад отъевшихся, чтобы я Джордж Гордон Байрон

   Ценил их отвратительные хвалы иль дерзкой

   Страшился брани?

   Салемен

   Это люди - сам ты

   Произнес, сердца их...

   Сарданапал

   И у псов сердца,

   Но лучше, ибо преданней. Но к делу.

   Ты взял печать; коль взаправду Джордж Гордон Байрон будет мятеж,

   Уйми его, но не безжалостно, если

   Не вынудят. Мне противно причинять

   Либо, вытерпеть страданье. Мы и так -

   И раб жалкий, и монарх величавый -

   Страдаем вволю; груз природных бедствий

   Не добавлять Джордж Гордон Байрон друг дружке мы должны,

   А облегчать взаимно роковое

   Возмездье, отягчающее жизнь.

   Им это непонятно либо чуждо.

   Я сделал все, чтобы легче было им:

   Я войн не вел, я не вводил Джордж Гордон Байрон налогов,

   Я не вторгался в их домашний быт,

   Я позволял им жить по их желанью

   И сам так жил.

   Салемен

   Но забывал о долге

   Царя; вот и кричат они, что ты

   Быть сударем неспособен.

   Сарданапал Джордж Гордон Байрон

   Ересь!

   К несчастью, я только к этому и годен,

   Не то последний бы мидиец мог

   Меня поменять.

   Салемен

   И есть один мидиец,

   Задумавший такое.

   Сарданапал

   Ты о чем?

   Ты Джордж Гордон Байрон - скрытен; ты вопросов не желаешь,

   А я не любопытен. Действуй сам;

   Коль необходимо будет, окажу поддержку,

   Все утвержу. Никто сильней меня

   Не жаждал править мирными и умиротворенно;

   Но если гнев разбудят мой, то лучше б Джордж Гордон Байрон

   Им сурового Немврода оживить,

   "Величавого Охотника"! Все королевство

   Я превращу в загон, травя животных,

   Кто _были_, но не _пожелали_ быть

   Людьми! Они во мне другое лицезреют.

   Не то, что есть; но если Джордж Гордон Байрон стану тем,

   Кого им _надо_ - худшее свершится,

   И пусть самих себя благодарят!

   Салемен

   Что? проняло?

   Сарданапал

   Кого ж неблагодарность

   Не проняла б?

   Салемен

   Отвечу делом я.

   Храни в душе проснувшуюся силу Джордж Гордон Байрон,

   Она дремала, но не погибла,

   И ты собственный трон еще прославить можешь

   И полновластно царить! Прощай.

   (Уходит.)

   Сарданапал

   (один)

   Прощай! Ушел с моим кольцом на пальце,

   Подменой скипетра. Он так же крут Джордж Гордон Байрон,

   Как я уступчив. Но рабам мятежным

   Нужна узда!.. Не знаю, в чем опасность.

   Но он открыл, пусть он и уберет.

   Ужели жизнь, настолько короткую, мне растрачивать,

   Чтобы охранять ее от сокращенья?

   Она того Джордж Гордон Байрон не стоит. Это означает -

   До погибели погибель; жить, боясь погибели,

   Ища бунт, подозревая близких

   За близость их, а далеких за далекость.

   Но если им дано меня смести

   С лица земли и с Джордж Гордон Байрон трона - что такое

   Трон и земля тут на земле? Я жил,

   Обожал и образ умножал мой; а погибель -

   Такое же естественное дело,

   Как этот вздор. Да, я не лил морями

   Кровь Джордж Гордон Байрон, чтоб имя перевоплотить мое

   В синоним погибели, кошмара и славы,

   Но не раскаиваюсь, жизнь моя -

   В любви. И если кровь пролить я должен,

   То - против воли. До сего времени ни капли

   Не Джордж Гордон Байрон вытекало из ассирийских жил

   Из-за меня: гроша я не истратил

   Из всей казны на то, что хоть слезы

   Могло бы стоить подданным моим.

   Их я сберегал - и стал им ненавистен,

   Не Джордж Гордон Байрон подавлял - и вот вырастает бунт.

   О люди! Им коса нужна, не скипетр;

   Косить их необходимо, как травку, не то

   Взойдет бурьян и жатва недовольства

   Гнилостная почву тучную отравит

   И житницу в Джордж Гордон Байрон пустыню превратит!..

   Не стоит размышлять! Эй, кто там!

   Заходит слуга.

   Раб,

   Скажи гречанке Мирре, что мы жаждем

   Быть с нею.

   Слуга

   Правитель, она пришла.

   Заходит Мирра.

   Сарданапал

   (слуге)

   Ступай.

   (К Мирре.)

   О Джордж Гордон Байрон милая! Мое ты сердечко слышишь:

   В нем образ твой появился, - и ты пришла!

   Позволь мне веровать, что меж нами есть

   Оракул ласковый, сладостным влияньем

   Влекущий нас, когда мы поврозь, - быть совместно Джордж Гордон Байрон.

   Мирра

   Веруй: есть.

   Сарданапал

   Я знаю, но именовать не способен.

   Что это?

   Мирра

   Бог - на родине моей;

   В душе моей - будто бы чувство бога

   Высочайшее! Но это чувство смертной;

   Смиренье в нем Джордж Гордон Байрон, хотя и счастье, - либо

   Должно быть счастье, но...

   (Смолкает.)

   Сарданапал

   Снова преграда

   Меж нами и мечтой о счастье! Дай мне

   Ее смести (встающую в твоей

   Заминке), счастье дав для тебя, и этим

   Свое упрочить Джордж Гордон Байрон.

   Мирра

   Сударь мой!

   Сарданапал

   Вечно

   "Мой сударь", "мой правитель", "мой властелин"!

   Смиренье, робость! Никогда ухмылки

   Не вижу - разве на пиру безрассудном,

   Когда шуты, напившись, позабудут

   Приличия, и с ними я Джордж Гордон Байрон сравняюсь

   В скотстве! О Мирра! Все названья эти -

   "Правитель", "сударь", "властитель", "властелин" -

   Могу я слышать и, в былом, ценил.

   Верней - вытерпел в устах рабов и знати;

   Когда же их лепечут губки милой,

   Целованные Джордж Гордон Байрон мною, - в сердечко холод

   Проходит, леденящее сознанье,

   Что ересь - мой титул, если чувство душит

   В моей возлюбленной! Охото тогда

   Сорвать с себя докучливую тиару

   И в хижине кавказской поселиться

   С тобою, и Джордж Гордон Байрон венком поменять венец!

   Мирра

   О, если бы так!

   Сарданапал

   И ты такого же хочешь?

   А почему?

   Мирра

   Неизвестное мог бы

   Ты там выяснить.

   Сарданапал

   А что все-таки?

   Мирра

   Стоимость сердца;

   О Джордж Гордон Байрон женском говорю.

   Сарданапал

   Но я изведал

   Их тыщи и тыщи.

   Мирра

   Сердец?

   Сарданапал

   Сердец.

   Мирра

   Ни 1-го! Но час, может быть,

   Придет.

   Сарданапал

   Придет! Послушай: Салемен

   (Как он проведал, знает только создатель

   Державы Джордж Гордон Байрон нашей, Бэл) мне объявил,

   Что мой престол в угрозы.

   Мирра

   Он сделал

   Отлично.

   Сарданапал

   Ты ли это говоришь?

   Ты! с кем он был настолько груб, кого дерзнул он

   Прогнать насмешкой одичавшей и Джордж Гордон Байрон принудил

   Багроветь и рыдать?

   Мирра

   Я багроветь и рыдать

   Должна бы почаще. Отлично, что он

   Мне долг напомнил мой. Но про опасность

   Упомянул ты, - тебе?

   Сарданапал

   Некий

   Мидийский черный комплот, и злость Джордж Гордон Байрон

   Войск и племен, и уж не знаю что:

   Некий лабиринт угроз и загадок.

   Ну, Салемен всегда таковой, ты знаешь;

   Но человек он добросовестный. Перестанем;

   Подумаем о пире.

   Мирра

   Не о пире Джордж Гордон Байрон, -

   Не время! Мудрейших предостережений

   Ты не отторг?

   Сарданапал

   И ты боишься?

   Мирра


e-d-s-e-russkogo-yazika-dlya-nachalnoj-shkoli.html
e-dlya-zashiti-informacii.html
e-e-dolgopolova-nacionalnaya-biblioteka-belarusi-minsk-belarus.html